Шедевры архитектуры Франции - Эйфелева башня Получи 50$ за регистрацию, увеличь посещаемость своего сайта на 70% - 150% и заработай денег!

Андрей Стрельцов

Экологические сказки

Лес


Он каждый день бывал, если и не в Лесу, то рядом с ним. Он думал о нём. Он знал его. Он чувствовал Лес. И поэтому ему не составляло особенного труда бывать с Лесом.

Лес... Лес. Лес! Как он многообразен. И как он един в своём многообразии. Какой он разный и какой он одинаковый!

Что ещё может быть столь обыденным и одновременно непривычным, как Лес. То он кажется знакомым до последней тропинки. И вы думаете, что всё - вы познали его. И вдруг он преображается и, не сходя с того самого места, вы уже не узнаёте его.

Лес. Как он прекрасен и загадочен. Каждая травинка в нём, любой листок таят в себе нечто такое, что невозможно описать словами.

Он, Приходящий к Лесу, знал всё это. И ещё очень многое. Лес сам открывал ему свои тайны, давал ответы на возникающие вопросы. Просто они были друзьями. Он и Лес.

Он приходил в Лес, как домой. Но это было не совсем так. Это было совсем не так. Лес был для него нечто большее, чем дом. Лес был для него нечто гораздо большее, чем Дом.

Лес был частицей его жизни. Лес был частицей его самого.

И не важно, как это называли другие: тайга, джунгли, лесостепь, отдельно стоящее дерево... Для него это всегда был Лес. Он здоровался с деревьями, и они отвечали ему. Он разговаривал с травами и кустами, и те слушали его. Лес всегда с нетерпением ждал его прихода. Он всегда с нетерпением ждал новой встречи с Лесом.

Однажды, прочитав книгу, он пришёл к Лесу и спросил: "А правда, что у каждого дерева своя птица? Правда, что если убьют птицу, то засохнет дерево? Правда, что если срежут дерево, то погибнут птицы?" Это было ещё на заре их отношений. Он был тогда, как молодой листок на ветру: всё было ему интересно и всё было вновь.

И Лес ответил. Он всегда отвечал. А сейчас он просто не мог не ответить.

то почти так. Немного преувеличено, но всё же очень верно. Когда ты идёшь по мне, то тебе встречаются засохшие деревья. Знай: они взяли на себя всё зло, которое было рядом с ними. Они сами погибли, но уберегли остальных моих обитателей. Но я потому и зовусь - Лес, что много меня и многолик я. Я состою из деревьев и трав, зверей и птиц. И великое множество насекомых находят приют в моей тени. И все они помогают друг другу. Птицы лечат деревья. Деревья дают приют птицам. Когда дерево умирает, то его птиц принимают другие деревья.

Среди меня нет одиночества. Мы все вместе, хоть и такие разные. Всеобщее сотрудничество - вот что я такое. Я - Лес.

Я могу приютить и тебя, человек. Да будет тебе известно, что самое страшное для меня - это человек. Он приходит и нарушает привычный ритм жизни. Он пытается внести свои порядки. Он крушит и ломает, утешая себя мыслью о предстоящем строительстве. Но что он может построить? Безжизненные каменные коробки на том месте, где совсем недавно кипела жизнь, где цвели травы и пели птицы?

Он ведёт себя дерзко и нагло, почитая себя за царя зверей. Но какой же ты царь, если не печёшься о подданных своих?! Любой комар более царь, чем такой человек.

Он хамит и мусорит, оставляя после себя беспорядок и хаос.

Своей деятельностью он пугает птиц и зверей.

Своей энергией он губит деревья и вытаптывает травы.

Не скоро после его посещения жизнь входит в своё привычное русло.

Безумство безнаказанности.

Временной безнаказанности.

Кажущейся безнаказанности.

Но ему невдомёк, что, убивая меня, он убивает себя. Птицы найдут другое дерево. Звери уйдут в глубины меня. А там, где был человек, останется безжизненный бурелом - яркое и точное описание его будущей жизни.

Но я могу приютить тебя, человек. Я даю приют и убежище каждому, кто попросит. И я не прошу взамен ничего, только не устанавливай своих порядков."

Они часто беседовали. Он и Лес. Без слов. Они понимали друг друга. Они чувствовали и ощущали друг друга, как самих себя. Они читали в душах друг друга.

Когда-то очень давно лес был для него просто кучкой деревьев. Он воспринимал его, как нечто просто существующее и поэтому никак к нему не относился. Нельзя сказать, что он был равнодушен к лесу. Нет! Ему нравилось побродить среди деревьев, собирать грибы и ягоды. Лес был для него нечто внешнее и не имеющее к нему никакого отношения.

Но однажды, в тяжёлую для себя минуту, он, сам того не осознавая, пришёл в лес. И лес принял его. Он взял на себя его боль и тоску. И засохла ветка на том дереве, к которому он прижимался грудью в безмолвной просьбе о помощи. Он видел это. Он понял, что лес - это гораздо большее, чем деревья. И лес стал для него Лесом. И они подружились.

Они стали друзьями: Человек и Лес.

Иногда он приходил к Лесу, и Лес лечил его.

Иногда он приходил к Лесу и сам лечил его. Он помогал слабым и давал силы больным. Залечивал раны и убирал следы жизнедеятельности людей. Вид сломанной ветки или срубленного дерева он воспринимал, как потерю частицы самого себя. Он приращивал обратно ветки и затягивал рваные раны Леса на месте срубленного дерева.

Они были равны и осознавали это. Никто не пытался выглядеть лучше, чем есть, а тем более, чем другой из них. Они были друзьями и знали, что каждый из них неповторим. А поэтому просто оставались самими собой.

Он знал каждое дерево в своём Лесу. И каждое дерево знало его. Птицы слетались к нему, и звери не боялись его. Царило уважение каждого к каждому. Не подобострастное лизоблюдство. Равностность. Ведь любой обладает чем-то таким, чего нет у другого. Ведь каждый может сделать нечто, что другим не под силу.

Иногда он пел Лесу песню, которая однажды сама всплыла в его уме и походила на слышанную где-то и когда-то:

Лес, лес, лес - это знает каждый,
Этот Лес придуман для отважных.
Не каждый может погулять в Лесу,
А заблудиться может каждый.

Эта наивная в своей простоте песня нравилась им обоим. Одному нравилось слушать. А другому нравилось петь и чувствовать, как другой слушает.

Потом появились другие песни. Новые, не такие наивные и более профессиональные. Он слышал их в той жизни, вне Леса, а потом приходил и пел их своему другу. Но вот эта, первая их песня, всегда оставалась самой любимой.

Он знал многое о Лесе. Лес знал о нём почти всё. Но тем не менее они оставались друг для друга полными тайн и неразрешимых загадок. А поэтому им никогда не было скучно вместе.

Он часто ездил. А Лес... Лес был везде, где бы он ни оказался. Деревья, которые он видел впервые, узнавали его, и он раскланивался с ними. Он передавал приветы своим старым знакомым и получал от них ответы. Нигде и никогда он не бывал одинок. Любая травинка и даже комнатный цветок стали для него неотъемлемой частью Леса.

Лес был везде. Лес поселился в его сердце. А он поселился в Лесу.

Всё вокруг него имело какое-то отношение к Лесу. Только в Лесу он мог сделать некоторые очень важные для него вещи. И Лес научил его не расставаться с ним. С тех пор они всегда были вместе. И всё у них удавалось, что бы они ни делали.

Иногда он рассказывал людям о Лесе, если те просили его об этом: "Лес... Какой он разный, несмотря на своё однообразие. И если вы не смотрели в зимний солнечный безоблачный день в небо над своей головой, находясь в берёзовой роще, то вам этого не понять."

аждое дерево в Лесу обладает своим характером. Конечно же, деревья одного рода имеют свойственные только им качества, но всё-таки каждое дерево уникально. Никто ведь не собирается отрицать, что каждый, например, китаец (а сколько их нынче существует - ужас!) имеет индивидуальные черты характера. Так почему же вы не хотите признать, что подобное свойственно и деревьям?

Берёзки - красавицы и кокетки. Сосны... Сосёнки даруют защиту. Кедры - источник великой силы и мощи. Лиственница обладает твёрдой уверенностью в себе. Тополь - стремлением к жизни. ...

Да что там говорить! Каждое дерево всё равно расцвечивает основную характеристику своего рода личным узором качеств и наполняет его глубоким содержанием.

Чтобы стать элегантным, обратитесь к ели или к берёзе. Лучшего средства не сыскать.

И если знать, как попросить, то дерево может, пусть и на небольшой срок, наделить вас своими чертами. Надо только знать. Знать, что это возможно."

И он постоянно использовал это знание. Первый раз оно проявилось в нём интуитивно. А сейчас он использовал его сознательно.

Вокруг него и Леса распространялась такая энергия добра и равностности, счастья и любви, что люди, которые ходили в лес, приходили туда отдохнуть. Они не губили деревьев, не вытаптывали трав, не пугали зверей и птиц. Они брали то, что Лес давал им, и оставались довольны. Они брали ровно столько, сколько им было надо, и не больше. Люди стали бережно относиться к Лесу, и он относился к ним соответственно. Лес - это ведь воплощённое гостеприимство и тепло родного очага. Он просто не может жить иначе.

Всё больше становилось таких людей как он, Приходящий к Лесу. И всем им хватало места.

Хватит места и вам.

Приходите.


Вернуться в архив // "Горы"
[Главная страница] [Биография] [Библиография] [Критика] [Почта] [Гостевая книга]

Copyright © Андрей Стрельцов 1999