Здесь. Получи 50$ за регистрацию, увеличь посещаемость своего сайта на 70% - 150% и заработай денег!

Андрей Стрельцов

Предмет обстановки


Решили как-то на предприятии отправить Олега Копылова в командировку - опыт перенимать. А что такое командировка для человека, недавно женившегося и уже привыкшего ко всем радостям и удобствам семейного очага? Сплошное огорчение! Как высказался по поводу предстоящей поездки сам Олег: "Тут тебе и любимая супруга далеко, и круг общения новый, и задачи надо выполнять непривычные в непривычной обстановке. Раньше был сам с усам, а теперь тебя начнут воспитывать да новым опытом напитывать. А по прибытии назад на родное предприятие еще и экзамен какой-нибудь наверняка учинят. Начнут выспрашивать, чему научился." А Олег, хоть и является человеком с десятилеткой за плечами и в ПТУ "положенный срок оттрубил", но никак свыкнуться не может с тем, что кто-то спрашивает у него о том, что сам прекрасно знает и что ему, Олегу, скорее всего никогда не понадобится.

Но, как говорится, земля не нами вращается. И пришлось Олегу попрощаться с милой Оксанкой и уехать от нее на две недели аж в Нижний Тагил. А для человека, живущего с самого рождения в Шадринске и никуда до сих пор не выезжавшего, эта поездка является поистине героическим подвигом. Хотя бы только потому, что ехать пришлось пусть в соседнюю, но все же другую область.

И вот едет Олег в поезде, подорожничек, женой заботливо собранный, уплетает за обе щеки и радуется. Радуется тому, что, как это ни странно в той самой тьму-таракани, Нижний Тагил именуемой, у его жены родственники живут. Они хотя, как говорится, пятая вода на киселе - троюродный брат с женой, о которых супруга только пару раз слышала, но ни разу воочию не лицезрела. Ну да ничего страшного: раз есть родственники, то он, Олег Кондратьевич у них и поселится. И телефон у них есть, и созвониться удалось, и никто приему гостя не воспротивился, что по крайней мере одно неудобство из всех предстоящих снимает - исчезают проблемы с питанием и ближайшие две недели, вдали от дома проводимые, не грозят исключительно столовским харчеванием. А это не так уж и мало, поскольку Олег поесть всегда любил и даже, в преддверии поездки, извел всех домочадцев разговорами на тему своего питания.

Добрался Олег до Нижнего Тагила сытый и выспавшийся, а потому добрый и снисходительный к окружающим. Даже бабке, которая окованным железом углом чемодана ему в ногу врезалась, помог этот сундук тяжеленный вынести из вагона и до трамвайной остановки проводил, всю дорогу удивляясь выносливости с виду хрупких божьих одуванчиков.

Вышли они на привокзальную площадь. Видит Олег две линии трамвайных, а в какую ему сторону ехать - ни малейшего представления не имеет. Ну он, естесственно, к облаготетельствованной им бабке обратился:

- А что, бабуль, не подскажешь, в какую мне сторону ехать? - и адресочек требуемый назвал.

И получил ответ, который счел до безобразия невежливым по отношению к нему, как к гостю города:

- Да ты что, мила-а-ай! Я вот знаю, как к себе-то доехать, а остального-то всего столько, что и не упомнишь! Не скажу я тебе, в какую сторону ехать, мила-а-ай, ой, не скажу, - однако, увидев подходящий к остановке трамвай, бабка быстро закончила сокрушаться и со словами:

- Да ты людей-то поспрашaй! Оне-то, чай, подскажут! - подхватила свой чемоданище, втиснулась в битком набитый трамвай, в который бы и здоровый мужик не смог забраться, уселась к окошечку и укатила, оставив Олега одного решать свои проблемы.

- М-да! - почесал Олег затылок от такого, прямо скажем, неожиданного развития событий, покашлял от непривычного воздуха и пошел спрашивать окружающих.

Первой ему попалась на глаза немолодая уже дамочка кубических габаритов в старом, выцветшем, когда-то, вероятно, синем плаще. Слушая ее минуты три, Олег понял, что ехать надо, по-видимому, налево. Налево, так налево. Олег встал на нужной стороне и начал ждать трамвай.

А натура у него деятельная, просто так ждать не может, поэтому он возьми и спроси у стоящего рядом мужика средних лет по имени Вова (если верить татуировке на правой руке), в ту ли сторону он нацелился ехать. Выяснилось, что не в ту. Жить становилось все интереснее… Третий спрошенный - плюгавенький мужичонка с шикарными усами, как у Тараса Бульбы в школьном учебнике, - ответил, что он о таком адресе первый раз в жизни слышит и вообще им на заводе уж полгода как зарплату задерживают. Так за пять с небольшим минут Олег получил полный анкетный набор ответов (налево, направо и понятия не имею), но легче ему жить от этого не стало. Постоял он, покрутил своей курчавой головушкой по сторонам, подумал и решил: в какую его сторону следующий опрошенный направит - туда ему и ехать. Там разберемся!

Этим, решающим опрошенным, оказалась усталая женщина средних лет, в кои бабе надо становиться ягодкой опять. Она не только сказала, в каком направлении надо ехать Олегу, да еще и подсказала, на какой остановке ему лучше выйти. И ведь оказалась права (как впоследствии выяснилось)!

Вышел Олег, где подсказали, огляделся, осмотрелся, определился и уже через 10 минут стоял перед дверью квартиры на четвертом этаже типичной хрущевки, и давил на кнопку звонка.

Резкий, и как показалось Олегу, въедливый трезвон, раздавшийся за дверью, очень сильно контрастировал с внешностью появившейся через некоторое время на пороге женщиной.

Она катастрофически не соответствовала олеговым представлениям о горожанке, поскольку именно такой он представлял себе крестьянку начала или хотя бы середины прошлого века. Встретить эту краснощекую, русоволосую, круглолицую, курносую, дородную и пышущую здоровьем даму в городской квартире было для него такой неожиданностью, что на некоторое время он потерял дар речи и долго изумленно ее рассматривал.

Наконец, поймав на себе ее заинтересованный взгляд, он смутился и представился:

- Я - Олег Копылов. Вам звонили по моему поводу. Мы договаривались, что… - тут он немного замялся, не зная, как деликатнее высказать то, из-за чего находится здесь, а не устраивается в гостиницу или общежитие.

- Ты поживешь у нас две недели, - явно веселясь закончила за него хозяйка и со смехом вовлекла его в квартиру. - Проходи, не стесняйся. Вот какой муж, оказывается, у Оксанки. - Сказала она и, нимало не смущаясь, начала поворачивать Олега в разные стороны, чтобы лучше рассмотреть, а затем крикнула, - Лешка, иди, познакомся с родственником!

Из комнаты на призывы жены вырулил (другое слово сложно подобрать к подобной манере появляться) Лешка - тот самый троюродный брат. Он тоже поразил Олега своим внешним видом и полнейшим отсутствием сходства с собственной женой. Если у нее были аккуратная прическа и макияж и одета она была довольно прилежно в черную юбку, в пеструю коричневатых тонов блузку и симпатичные тапочки на каблуке с симпатичными помпончиками, то муж предстал одетым в едва ли не рваное трико синего цвета и майку. На ногах у него красовались тапки, которые, создавалось именно такое впечатление, достались ему от деда, если не от прадеда. Справедливости ради следует отметить, что все было чистым.

Различия наблюдались не только в одежде. Жена - крепкая, ядреная женщина ростом с Олега, а стало быть около метра семьдесяти пяти, но только раза в два шире. Муж - что называется, верста коломенская: высокий, худощавый, жилистый и нескладный. Рядом с ним Георгий Бурков показался бы Вячеславом Невинным.

Начали знакомиться. Новообретенных родственников звали Алексей Михайлович и Елена Вадимовна. Впрочем, решили обходиться просто именами. "Чего уж там церемониться, все ж свои," - объяснила Елена и попросила Олега обращаться к ней в случае надобности без стеснения и признаков ложной скромности.

Вечер провели за чаем с сушками и вспоминанием общих родственников. Под конец вечера Олегу объяснили, как ему лучше добираться до нового места работы и показали, где он будет спать.

Несмотря на то, что Олег спал почти всю дорогу, едва его голова коснулась подушки, практически в ту же минуту уснул. Только и успел с сожалением подумать, что вода здесь совершенно невкусная, противная и даже тошнотворная. Еще успел задаться вопросом: "А как здесь с молоком? Коровы-то хоть у них правильные или на такой воде и молоко вкуса соответсвующего?" И, уже начиная мирно посапывать носом, уверился в истинности наставлений мужиков с работы, которые говорили, что к воде придется долго привыкать, так как такой, какая у них в Шадринске, больше нигде нет. Кое-кто в шутку советовал даже канистру с родной водицей прихватить. Шутки шутками, а хорошо бы сейчас испить привычной с детства воды, вспомнить дом. Про "обнять и поцеловать жену" лучше не вспоминать, и без этого жизнь далеко не сахар. Тоскливо быть одному. Родственники не в счет.

Утро встретило Олега туманом. "День будет теплый и безоблачный, а это не так уж и плохо для начала," - подумал он и начал собираться на работу. Умывшись, побрившись и позавтракав с хозяевами, он отправился в путь. Природа приветствовала его появление на проходной завода дождем, который благополучно шел весь день и даже проводил Олега обратно к приютившему его дому. В цехе встретили нашего командировочного с распростертыми объятиями, только немного посетовали, что такого ценного работника направили к ним всего на две недели. Моментально прикрепили к нему наставника и указали рабочее место, объяснив вкратце план работ и направив на инструктаж по всевозможным видам безопасности.

Трудовые будни начались. Утром Олег шел на работу, вечером - домой. Работать было интересно и поучительно. Время пролетало очень быстро. Не успеешь приняться за дело - уже обед, а там не замечаешь, как пора и домой направляться.

Дома все было не менее интересно. С каждым днем росло и усиливалось непонимание Олегом ситуации, сложившейся в общении мужа и жены Шевалёвых. И было от чего этому происходить. С первого же взгляда на эту семью было видно, что Елена является хозяйкой в доме, заправляет бюджетом, хозяйством и не подпускает мужа ни к чему, что причислила к области своей компетенции, то есть вообще ни к чему. Казалось бы, ну и что? Очень часто встречающаяся ситуация. Но поразительно было даже не то, что муж проводил почти все свое время, лежа на диване и смотря телевизор при помощи пульта дистанционного управления (длинной палки, позволявшей ему, не поднимаясь с насиженного места, переключать каналы, регулировать громкость и другие параметры настройки), а то, что стоило ему, например, спросить жену о том, где находятся его тапки, как вся работа в доме прекращалась и тапки доставлялись к этому сибариту, после чего жена возвращалась к прерванному занятию. Стоит ли говорить, что все виды текущего и капитального ремонта Елена производила без какой-либо помощи со стороны мужа. Самым интригующим в этой ситуации было то, что все довольствовались своей ролью и никто не претендовал на какие-либо изменения.

Когда подошла пора уезжать в родной Шадринск, Олег все-таки решился, подошел к Елене и задал ей давно терзавший его вопрос, суть которого сводилась к следующему: "Как так?"

- Ты уж не обижайся, Олежка, но ведь сам спросил, - начала отвечать Елена. - Просто в моем понимании муж должен работать и, соответственно, зарабатывать. Там, на работе, он хозяин, а здесь - дома - я. И мы об этом еще перед свадьбой договорились. Дома муж нужен для престижа, здесь он просто предмет обстановки. Лежит он на диване и прекрасно, пусть лежит. Пусть лежит и меня не беспокоит. Там ему самое место. А если муж начинает шастать по дому, чего-то искать - значит что-то не в порядке, значит ему некомфортно. Мужик - он же лучший барометр порядка в доме. Ведь если дома царит хаос и неразбериха, то он сначала по дому рыщет, а затем за его стенами будет себе уют искать! А зачем это надо? Так вот, пока он лежит на диване и смотрит телевизор, я спокойна. И я всегда буду стараться, чтобы после работы Лешка шел домой, а не бежал в пивнушку к друзьям. Вот так-то!

- А насчет небрежности лешкиной одежды, ты меня лучше не спрашивай, - продолжала свои объяснения Елена. - Уж сколько я с ним билась! В итоге решила оставить все, как есть. Ты себе представить не можешь, какие труды надо приложить к тому, чтобы уговорить Лешку перебраться во что-нибудь новое. Если уж он себе какую-то одежку облюбовал, то пока она совсем не рассыплется, его из нее не вытащишь.

Выслушал ее Олег, а потом всю дорогу до дома думал над этим ответом. Вторую его часть он очень даже хорошо понимал. Сам был подвержен любви к старым привычным вещам. Но взаимоотношения в между Алексеем и Еленой не переставали его поражать и удивлять.

С одной стороны, было бы действительно здорово вот так лежать на диване, уткнувшись ногами в телевизор, а носом в газету. Ничего от тебя не просят, не требуют, только получку приноси своевременно. Но, с другой стороны, совесть ведь замучит всю заботу о доме повесить на хрупкие плечи жены. Елена, конечно, ядреная дама, а Оксанка у меня хоть ладненькая, крепенькая и спортивного телосложения, все же девчушка еще. Хочется ей помочь, пусть даже в самой малости. Как говорится, пустячок - а приятно.

Да даже когда Ксюшка окрепнет и "возмужает", все равно ей будет приятно получать помощь от своего мужа, а не иметь его исключительно в качестве предмета обстановки.

Сделав для себя эти выводы, Олег стал мечтать о том, как приедет домой, обнимет свою любимую жену и преподнесет эту, как ему уже стало казаться, забавную ситуацию в виде веселого анекдота, а затем, насмеявшись вдоволь, они отправятся на кухню, чтобы традиционно вместе готовить ужин.

Утро следующего дня встретило Олега глубоким, ясным, синим небом.


октябрь 1998 г.

Вернуться в архив // "Донор"
[Главная страница] [Биография] [Библиография] [Критика] [Почта] [Гостевая книга]

Copyright © Андрей Стрельцов 1999