502 Bad Gateway


nginx/0.7.67
Андрей Стрельцов: "Скрепки" 502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67
Получи 50$ за регистрацию, увеличь посещаемость своего сайта на 70% - 150% и заработай денег!

Андрей Стрельцов

Скрепки


- И для чего же вы использовали столько скрепок? - спросил меня главный редактор, рассматривая мою рукопись и попутно оставляя на ней всего одну из трех тружениц, соединяющих немногочисленные листы. Освобожденные от выполнения своих прямых обязанностей скрепки полетели в коробку к своим подружкам.

Я ждал этого вопроса и этого поступка. Это означало, что все идет по плану. Конечно, можно планировать, когда знаешь, с чем тебе придется иметь дело. В данном случае этим делом являлся глвный редактор не будем говорить какого издания. Главные редакторы - это такие люди, о которых можно сказать: узнал одного - знаешь всех. Они встречают тебя с надменно кислым выражением лица, которое так и кричит тебе: "Своим посещением ты мешаешь занятому человеку".

Главные редакторы не любят посетителей. Больше чем посетителей они не любят только писателей, поскольку приход оных сопровождается как правило оставлением на редакторском столе нескольких (иногда и нескольких десятков) страниц текста, на которые скорее всего придется дать хоть какой-нибудь отзыв, а для этого просто необходимо их прочесть или хотя бы пролистать. Главный редактор заранее знает, что читать в этих произведениях нечего, что перед ним находится очередная поделка очередного графомана. Но даже если перед ним довольно оригинальная вещь, он не хочет с ней связываться. "Кому это надо? Мне? Ничуть! - думает он. - Связываться с никому неизвестным автором - только отравлять себе жизнь. Никто не кинется раскупать тираж, увидя его имя на обложке, следовательно, овчинка выделки не стоит. А если угораздит-таки его напечатать, то он скорее всего начнет таскаться каждую неделю с новым творением." И поэтому редактор дает отзыв, что вещь неплоха, но совершенно: а) не в духе времени, б) не в в стиле данного издания и в) "ну совершенно заезженная тема". Редактор может использовать и другие ходы, типа псевдопохвалы или псевдохулы, может, например, назвать автора "плохой Зощенко". Это обидное или радостное известие для писателя? С одной стороны он "плохой", но с другой - "Зощенко"! Все ж таки классик отечественной литературы: а не современный супермодный штамповщик детективных романов. А с третьей, как к этому отнестись, если по мнению автора в критикуемом произведении нет ни малейшего намека на вышеупомянутого классика, то бишь полное отсутствие сатиры и прочего юмора, присутствует исключительно суровая правда жизни. Иногда, справедливости ради надо заметить, попадается редактор, встречающий тебя, как долгожданного гостя, с распростертыми объятиями, но он - это то самое исключение, подтверждающее правило. Ну да бог с ними, с редакторами и их немногочисленными замами. Не о них речь, а о том, что данный представитель редакционной братии повел себя исключительно так, как от него требовалось.

Если честно, то он не мог вести себя по другому. Не для того я корпел над реактивми последние полтора года! Не мог он обмануть моих ожиданий. Все просто замечательно. По крайней мере пока. Главное, скрепки уже там, где им и надлежит быть в соотвествии с моими планами.

Долго я обивал пороги редакций, долго я выслушивал критику не желающих не то чтобы вчитаться, но просто прочесть от начала до конца мои произведения. Разве многого я хочу? Только чтобы меня читали, а не просматривали. И если они меня прочитают на этот раз, то все для них обойдется, но если опять просмотрят, то... уж не обессудьте!

Идея моей мести родилась полтора года назад. Я посвящал ее воплощению в жизнь каждую свободную минутку и вот, накнец-то, добился результата. Сейчас я могу путем нанесения своего раствора на любые металлические поверхности добиться того, чтобы бумага и картонажные изделия при соприкосновении с ними через полторы (как это знаменательно!) недели превращались в пыль. Но самое интересное, что я обнаружил побочный эфект. Для меня и моей мести просто потрясающий! Если с зараженным металлом соприкасается в течение чуть более восьми минут любое металлическое изделие, то оно становится таким же носителем бумагопожирательного вируса. Почему вируса? Да потому, что характер распространения, так и хочется сказать, характерен для бактерий и вирусов, хотя все реакци идут на молекулярном и атомном уровнях… по моему.

Так вот, когда я выйду из кабинета главного редактора, все его скрепки будут заражены, если любая из них полежит на дыроколе (к примеру), то он тоже будет нести разрушительную функцию. Вирусу вовсе не обязательно все полторы недели контактировать с бумагой, достаточно мимолетного касания и через соответствующий временной промежуток - оп-па! - эфект, как говорится, налицо!

Но я не деспот и не тиран и не подлец какой-нибудь. Я даю редакции шанс избежать потери всей документации. Я знаю противоядие. И я его сейчас изложу. Надо-то только дочитать до этого места и проблемы не возникнут.

е торопите меня! Всему свое время! Дайте мне понаслаждаться своей местью. Куда вам спешить? Дочитать до конца? Найти рецепт противоядия? Если бы вы не торопясь читали мои произведения раньше, то сейчас никакой спешки бы не было! Ну да ладно! Я сегодня добрый до черезвычайности!)

Металл перестает быть носителем вируса, если его нагреть до +100 °С или охладить до -78 °С.

равда забавные температуры? Точки кипения воды и жидкого азота при атмосферном давлении.)

И всё! Просто, как поросячий хрюк! Конечно, те бумажные изделия, которые уже проконтактировали с вирусом, не восстановить и не спасти, но можно успеть сделать с них копию. Бумага является носителем, но отнюдь не разносчиком вируса, так что ей можно вступать в контакт с кем угодно, когда угодно и сколько угодно.

Все это замечательно. Есть вирус и есть противоядие. Нужна только добрая воля редактора к прочтению рукописи. Но если он остановится на просьбе позвонить через две недели, что обычно сопровождается извинениями и отговорками о большом количестве работы и просьбой перезвонить "еще недельки так через две", тогда все для них будет кончено.

Но если он хотя бы прочитает первую строчку, то должен дочитать до конца, а если поверит глазам своим, то проблем не возникнет. А все потому, что рассказ начинается так:

- И для чего же вы использовали столько скрепок? - спросил меня главный редактор...


февраль 2000 г.

Вернуться в архив
[Главная страница] [Биография] [Библиография] [Критика] [Почта] [Гостевая книга]

Copyright © Андрей Стрельцов 2000
502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67