502 Bad Gateway


nginx/0.7.67
Спиридон Назарин: Ноль-ноль-ноль... 502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67
Получи 50$ за регистрацию, увеличь посещаемость своего сайта на 70% - 150% и заработай денег!

Спиридон Назарин

Ноль-ноль-ноль, или
Деструктивизм в фантастике как средство выживания в реальном мире.


Мы живем в замечательное время. Такое бывает только раз в тысячу лет. Посудите сами: уже не за горами конец месяца, квартала, года, десятилетия, века и, наконец, тысячелетия! Всего-навсего второго с рождества Христова.

Мы живем в замечательное время. Вспомните: в семидесятые все тихо-мирно ждали наступления коммунизма, в восьмидесятые боролись с пьянством и провозглашали перестройку, в девяностые же каждый год - да не по разу! - нам обещают конец света, очередное явление Христа и пришествие Антихриста, изо всех щелей повылезали доселе дремавшие маги, колдуны, пророки, экстрасенсы и спасители человечества разных калибров и уровней притязаний.

Мы живем в замечательное время. Время, когда достижения народного хозяйства по значимости уступают катастрофам. Спросите любого: что вчера было новенького? Вы узнаете много интересного: там взрыв, тут пожар, того убили, этот вырезал семью. Одним словом, все что может упасть - падает, что может утонуть - тонет, что может развалиться - рушится, а тот, кто может умереть, становится жертвой чьих-то необдуманных действий.

В замечательное время мы живем. Правда, эта "замечательность" всеобщего бытия уже начинает утомлять. Люди стараются уйти от нее, огородиться, создать свой мирок, в котором нет места маньякам, религиозным фанатикам и прочим душегубам. Они мечтают о мире, где есть место подвигу, герою и большой и чистой любви.

А из телевизора постоянно вещают о жертвах наркотиков, распространении СПИДа, сошедших с рельсов поездах, съехавших в кювет автобусах, рухнувших на город Энск самолетах. О том же самом сообщают и многочисленные газеты, щедро перемежая эту информацию бородатыми анекдотами и рекламой.

Что же остается делать людям в таком замечательном мире? Только взять в руки книгу, которая, по определению, сеет умное, доброе и вечное, и окунуться в ее мир с головой. Но…

Можно ли укрыться от действительности, погружаясь в страницы многочисленных детективов, где слепой, ни на миг не задумываясь, прицельно отстреливает всех и вся, хромой виртуозно владеет ударами ногами, глухой стреляет на шум, а бешеный и иже с ним "мочат" воров в законе? Вряд ли.

Не спорю, можно попытаться окунуться в мир любовного романа, но в этом случае надо стать крайне непритязательным к сюжету, поскольку эти творения различаются только тем, на каких перилах (деревянных, мраморных, гранитных и пр.) лежит ясной лунной ночью обнаженная героиня и мечтает о принце на белом коне, который, кстати сказать, не заставляет себя долго ждать, тут же оказывается рядом и, не утруждая себя разговорами, овладевает мечтательницей.

Все было бы крайне печально, если бы не фантастика. Именно она одаряет своих поклонников мирами и мирками на все вкусы, цвета и запахи.

Впрочем, мы живем в замечательное время. И оно умудряется оставлять свои отпечатки даже на страницах фантастических произведений. Разрушения и хаос, царящие в реальном мире переносятся в миры выдуманные. И вот уже Иван-крестьянский сын устало измывается над останками побежденного Змея Горыныча, Иван-дурак забывает о том, что ему надо освободить Василису прекрасную и самозабвенно отводит душу над бессмертным телом Кащея, но вскоре оба притащат матерям бусы из правых ушей поверженных врагов.

Фантастика стала рабой времени, она стала деструктивной. Сейчас, если и возникает человек-амфибия, то только для того, чтобы изничтожить вражескую подводную лодку. Авторы смакуют сцены насилия и убивают все, что движется. Хэппи-энд забыт. В моде концовка типа "в общем, все умерли". Насилие становится неотъемлемым атрибутом фантастического мира.

Более того, фантастика в плане жестокости переплюнула все другие жанры, поскольку не зажата рамками конкретной физической модели мира. Здесь никто не скажет автору, что такого не может быть, потому что в фантастике возможно все. Да, да, да! Здесь возможно все, главное, чтобы деструктивные действия сопровождались хорошим драйвом и добротным юмором. Хотя… даже это не главное. Главное - побольше "расчлененки". Огрубляет ли душу, притупляет ли чувства чтение подобных произведений?

Убийства становятся все изящнее и изысканнее. Герой повести Олега Дивова "Круг почета" ("Если" - 2000, N5) убивает горной лыжей. Сначала он случайно взрезает сопернику на трассе шею, а после намеренно сносит голову врагу. Хладнокровно и расчетливо. Старая спортивная истина "не поработаешь локтями на старте, будешь последним на финише" обретает новую жизнь. Руководствуясь ею теперь не ставят синяки, а ломают конечности, ребра и жизни. Зато окунувшись в этот мир, вы не будете больше переживать узнав, что кто-то умер во время марафонского забега или на ринге, а растяжение сухожилий не покажется вам серьезной травмой. Конечно, это все неприятно, но такой пустяк по сравнению с отрубленной при помощи горной лыжи головой.

Это еще цветочки. "Ну а ягодки?" - спросите вы. "А ягодки потом," - отвечу я словами из песни. Вернее, уже сейчас.

Один из героев повести Владимира Михайлова "Путь Наюгиры" ("Если" - 1999, N3) добровольно расстается с жизнью, чтобы обучить туземцев языку землян. Для этого им надо съесть его бренное тело. Согласен - дикость. Вместо того, чтобы поделиться с теми передовыми технологиями из области педагогики, главный герой идет на поводу у варварских обычаев. Зато после прочтения этого произведения (если вы еще учитесь) все школьные и институтские заботы, все эти непрекращающиеся контрольные, домашние задания, курсовые, рефераты, исследовательские работы студента, покажутся сплошным удовольствием. Хотя, справедливости ради надо сказать, что некоторых особо нудных, никчемных и въедливых преподавателей я лично лучше подъел, чем слушал, несмотря на риск пищевого отравления.

А рассказ "Хутор" Марины и Сергея Дяченко ("Если" - 1999, N10)? Замечательнейший образчик всеобщего деструктивного отношения к миру. Вы хотите отремонтировать заглохшую машину, а сами совершенно не разбираетесь в технике? Вы хотите уберечь от тюрьмы сына? Нет проблем. Где-то в глубинке проживает этакий Мефистофель, который за смешную цену (несколько месяцев/лет жизни) решит все ваши проблемы. Эта цена действительно кажется смешной, когда ты бодр, свеж и полон сил, а твоя молодость приводит в священный трепет окружающих старцев. Уж не поэтому ли эти три колдовские нуля пестрящие на нащих календарях заставляют многих терять свои молодые годы на то, чтобы продлить старость. Я имею в виду всевозможные йоги и бодибилдинги.

Что наша замечательная жизнь? Борьба - отвечает на извечный вопрос Леонид Кудрявцев в своей повести "Претендент" ("Если" - 1999, N10). Нет никаких чувств: ни любви, ни ненависти, ни злости, ни радости, ни лени, ни устремления. Все подчинено одному - борьбе! Для чего - одному Ангро-майнью известно. Зачем ему двадцать пять миров? Почему он так за них держится? Для чего окружил себя лизоблюдами, подхалимами и дэвами? Пожалуй, ответов на эти вопросы не знает даже сам озадаченный вечной борьбой бог. Да и некогда ему над ними задумываться. Бороться, бороться и бороться… Зато вы, вынырнув из мира этой повести, вырабатываете антитела к ежедневной борьбе с собой и окружающими обстоятельствами. "Так не хочется идти на работу!" - сопротивляется разбуженное металлическим дрязгом будильника тело. "Надо! Это твоя борьба!" - говорят ему антитела, и вы послушно отправляетесь совершать трудовые подвиги. "Как я устал от повышения цен!" - говорите вы себе, заходя в продуктовый магазин и видя подскочившие цены. "Терпи! Это твоя борьба!" - твердят антитела, и ты, сжав зубы и подтянув ремень, стараешься прокормить семью на сто рублей в неделю. "Что им больше заняться нечем?" - возмущаешься ты, услышав очередной законопроект Государственной Думы. "Смирись! Это их борьба!" - зудят антитела, а ты с удовольствием смотришь, как законодатели, наматывая сопли на кулак, неумело тузят друг друга, ну совсем как четырнадцатилетние подростки в подворотне.

Антитела, вырабатываемые нашим мозгом, незаметно изменяют и нас самих. После того ка вы посетите виртуальный публичный дом из "Лабиринта отражений" Сергея Лукьяненко, вас уже нельзя будет ничем удивить в плане сексуальных отношений. Уже сейчас транссексуалы, садомазохисты, голубые и розовые всех мастей и прочие сексуальные извращенцы в лучшем случае считаются больными, а то заставляют вас относится к себе как к ущербному человеку. И главное за что, за гетеросексуальность? И ты глядя вслед красивой девушке, чтобы тебя не посчитали извращенцем говоришь намеренно громким шепотом, так, чтобы слышали окружающие: "Первый раз в жизни жалею, что я не лесбиянка".

Ну а после прочтения повести Александра Громова "Вычислитель" ("Если" - 2000, N8) разговоры о плохих условиях содержания заключенных в тюрьмах вызовут всего лишь усмешку. "И это вы называете плохими условиями?" - удивляетесь вы и отчасти правы, поскольку наши тюрьмы - это просто президентские дачи по сравнению с походом до Счастливых островов. Дочитав повесть до конца вы свято верите в истину "цель оправдывает средства" и начинаете использовать окружающих на полную катушку, что не мешает вам сетовать на судьбу, когда то же самое пытаются проделать с вами.

Пожалуй, самым деструктивным содержанием обладает повесть Сергея Синякина "Монах на краю Земли" ("Если" - 1999, N7). Она не затрагивает ваше тело, мысли, чувства, она касается самого святого, что у нас есть - наших идеалов и физической картины мира. Нашего мира. Не параллельного. Это что ж такое получается? Зря Галилей отрекался от своих идей, а после устало твердил, что все-таки она вертится? Зря сожгли Джордано Бруно? Ни за что страдал Коперник? Оказывается мы живем на диске лежащем на китах? Получив подобное откровение на пороге двадцать первого века, можно окончательно потерять связь с реальностью.

Современная физика и без того сводит с ума своих адептов. Некоторые начинают создавать новые физические законы на основе числа p, другие возобновляют поиски эфира и создают эфиродинамику, третьи пытаются доказать, что есть масса у фотона. А это все, между нами говоря, чревато. Можно забыться и начать жить по законам квантовой физики. Можно начать применять туннельный эффект в реальной жизни, то бишь начать ходить через стены. Благо прямого запрета на это нет, но для человека подобное событие крайне маловероятно. Все зависит от точки зрения. С вероятностью тоже можно начать бороться. Можно заставить все население Земли от грудничков до глубоких старцев ежесекундно в течение миллиарда лет кидаться на стены, глядишь, кому-нибудь и повезет. Все зависит от точки зрения. Можно и свет, прошедший сквозь стекло, считать отражением на 180°. Можно много чего интересного придумать, но если выработанные за счет множества прочитанных книг антитела не возьмутся за вас, то лучше вылить себе на голову чернила, позвонить по "03" и, предварительно сообщив домашний адрес, попросить срочную доставку абреков и кунаков, поскольку вам как вице-королю Индии без них, как без рук.

Остается надеяться, что когда вместо мишек начнут изготавливать из плюша Чужих и Хищников, а с наших календарей исчезнет три нуля, когда о стены будет набито на упорных лбах достаточно шишек, когда антитела окончательно вытеснят из вен и артерий кровь, когда все действия и поступки будут диктоваться спинным мозгом, когда люди начнут бояться выходить на улицы днем, может быть тогда маятник качнется от деструктивизма к созиданию и авторы наконец-то вспомнят слова Евгения Шварца:

тыдно убивать героев для того, чтобы растрогать холодных и расшевелить равнодушных."

ноябрь 2000


Вернуться в архив критики


[Главная страница] [Биография] [Библиография] [Архив] [Почта] [Гостевая книга]

Copyright © Андрей Стрельцов 2000
502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/0.7.67